Истребители P-40 в советской авиации. Часть 1

Данный материал выкладывается на сайт в продолжение темы, поднятой в статье " Реалии ленд-лиза. О применении англо-американской авиационной техники в СССР в годы второй Мировой войны ".

В годы Второй мировой войны истребители Р-40 воевали практически на всем протяжении советско-германского фронта. Малоизвестный факт — «Томагауки» и «Киттихауки»1 с красными звездами принимали участие во всех решающих сражениях: битве под Москвой, у Сталинграда, обороне Ленинграда, на Кубани, на Курской дуге и далее вплоть до освобождения Восточной Пруссии. Правда, везде (кроме Севера) их количество было относительно невелико (как правило, не более 1-2 полков на воздушную армию), и поэтому решающего воздействия на ход сражений они не оказали.

Р-40 находились на вооружении трех основных родов авиации СССР: ВВС Красной Армии (ВВС РККА), ВВС Военно-морского флота (ВВС ВМФ) и авиации ПВО. Советский Союз стал фактически вторым (после Великобритании) импортером истребителей Р-40. Всего в 1941-44 гг. было получено 247 «Томагауков» и 2178 «Киттихауков» (Р-40Е, К, М и N), что выводит самолет на четвертое место после Р-39, «Харрикейна» и Р-63. Динамика поступления в ВВС и ПВО по годам выглядит следующим образом: 1941 г. — 230 «Томагауков» и 15 Р-40Е; 1942 г. — 17 «Томагауков» и 487 Р-40Е, Е-1, К; 1943 г. — 939 Р-40Е-1, К, М, N; 1944 г. — 446 в основном Р-40М и N. Еще 291 «Киттихаук» поступил в ВВС ВМФ.

В советских ВВС «Киттихаук» считался «средней» машиной: лучшей, чем И-15, И-16 и «Харрикейн», но худшей, чем Р-39, «Яки» или «Лавочкины». Поэтому история типичного полка на Р-40 выглядела так. Начинал войну на И-15, И-16 или МиГ-3; потеряв их в боях к началу-середине 1942 г., получал Р-40С; постепенно пополнялся Р-40Е, К, которые заменяли выбывавшие из строя ранее полученные машины. Затем следовало два варианта: если полк особенно не проявил себя в боях, то он переводился в ПВО и получал Р-40М и N; если же он достигал заметных успехов — становился гвардейским и перевооружался на Р-39, Як-7, -9 или Ла-5. Так продолжалось до конца 1943 г., когда «Киттихауки» практически исчезли из ВВС РККА, почти полностью перейдя в ПВО и авиацию ВМФ. В мае 1945 г. лишь один полк (24 «Киттихаука») числился в 1 -й ВА III Белорусского фронта, зато в ПВО находилось 409 «Киттихауков» и «Томагауков», 96 штук — в ВВС Черноморского флота и около полусотни — в ВВС Северного.

Первую партию «Томагауков», которая включала 20 Р-40 ранних серий, отправили из США в СССР в сентябре 1941 г. Она была куплена за золото, а не по линии ленд-лиза, действие которого распространили на СССР лишь с 7 ноября. К тому времени в Архангельск уже прибыли английские «Томагауки». 31 августа с «пробным» конвоем PQ-0 «Дервиш» было получено 7 «Томагауков» IIA (RAFoвскиe номера от AH965 до AH971) и 17 — модели ИВ (АК196-198, 242-247, 250, 253, 255-258, 300, 311). Эти варианты отличались лишь радиооборудованием и крыльевым вооружением: на IIА устанавливались английские КВ-станции и пулеметы «Браунинг» калибром 7,69 мм, на ИВ — американские УКВ-станции и 7,62-мм «Кольт-Браунинги».

На специальном аэродроме с деревянным покрытием, срочно построенным заключенными ГУЛага и названным «10-й километр», истребители под наблюдением английских авиатехников собрали и облетали. С помощью двух американских летчиков-инструкторов л-тов Джона Алисона и Хуберта Земке в период с 10 по 29 сентября был подготовлен ряд советских пилотов, которые воздушным путем перегнали самолеты в 27-й запасной авиаполк (ЗАП).

Запасные авиаполки в советских ВВС выполняли двойную функцию: они были центрами по переучиванию строевых авиачастей и отдельных экипажей на новые типы самолетов, а также депо, распределявшими такую же технику по фронтовым авиачастям для возмещения потерь. Так что с «Томагауками» была проявлена разумная осторожность — несмотря на острую нехватку истребителей, их решили вначале изучить в тылу.

27-й ЗАП базировался на аэродроме Кадников, что в 140 км от Вологды по железной дороге Вологда-Архангельск. Он был сформирован в августе 1941 г. специально для переучивания на «Томагауки» и «Харрикейны». В 1941-42 гг. он стал основными «воротами», через которые «Томагауки» поступали в авиаполки ВВС РККА. Здесь прошли подготовку 126-й, 154-й, 159-й, 964-й ИАП и десятки отдельных экипажей. 2 ноября полк переформировали на 2-эскадрильный состав (штат 015/177), и на 27 декабря в нем числилось 15 «Томагауков» IIВ (АН974, 978, АК172, 197, 243, 247, 250, 258, 321, 327, 342, 345, 363, 388, AN493), 4 двухместных учебных истребителя Як-7В и 2 УТИ-4. Несмотря на трудности, появившиеся при зимней эксплуатации (отказы моторов, электрогенераторов и др. агрегатов стали причиной ряда аварий), инструкторы 27-го ЗАП считали «Томагаук» достаточно простым в пилотировании и вполне доступным летчикам средней квалификации. Благодаря высокой прочности он выдерживал неизбежные в учебном процессе грубые посадки и даже аварийные приземления на фюзеляж, так что за 14 месяцев интенсивной эксплуатации было списано всего 5 самолетов (АН974, АК316, 196, 243, 321).

Первым в 27-й ЗАП для переучивания прибыл 15 сентября 1941 г. 126-й ИАП, которым командовал м-р В. М. Найденко — один из наиболее опытных пилотов ВВС РККА, успевший повоевать в Испании, на Халхин-Голе и в Финляндии. Этот полк воевал с 22 июня на И-16 и МиГ-3, получив хороший боевой опыт. Два летчика части, ст. л-ты С.П. Ридный и В.Г. Каменщиков, Указом от 9.08.41 г. были удостоены звания Героя Советского Союза (далее ГСС).

Освоение американских самолетов затруднялось отсутствием технических описаний и инструкций на русском языке. Летчикам и техникам приходилось переводить их со словарем по вечерам, после работы на аэродроме. «Томагаук» оказался несложным в освоении, и с 1 октября полк приступил к учебным полетам, но уже через два дня ему пришлось срочно убыть на фронт. 126-й ИАП в составе двух эскадрилий (20 самолетов) перелетел на аэродром Чкалов-ская и начал боевую работу по обороне Москвы. С 25 октября 1941 г. по 25 апреля 1942 г. в составе 6-го авиакорпуса ПВО полк выполнил 666 боевых вылетов на прикрытие войск Калининского и Западного фронтов, а также 319 —для защиты Москвы. На боевой счет части были записаны 29 самолетов противника. Свои потери составили 4 машины и 2 пилота. С наибольшей интенсивностью полк воевал в течение первого месяца пребывания под Москвой, совершив 685 вылетов и добившись 17 побед. Затем пошли сплошные аварии: «Томагауки» оказались совершенно не приспособленными к русской зиме. От морозов, доходивших до -38°С, трескались пневматики колес, разряжались аккумуляторы, замерзали масло, гидросмесь и антифриз, из-за чего лопались соты радиаторов (38 случаев), для пайки которых пришлось конфисковать все серебряные ложки в соседних деревнях. Часто происходили разрушения электрогенераторов и заклинивания моторов.

Устранять этот шквал дефектов пришлось инженерно-техническому составу полка при помощи специалистов НИИ ВВС. Генераторы и колеса заменили на советские; гидро-, масло- и охладительную системы оснастили специальными кранами, с помощью которых жидкости полностью сливали на ночь, провели другие доработки. Но когда научились бороться с дефектами, большая часть «Томагауков» уже утратила боеспособность: отсутствовали не только запчасти и новые моторы, которых вообще не присылали (!), но даже... патроны к англий-ским и американским пулеметам! К середине января 1942 г. лишь 9 самолетов могли подняться в воздух. Интересно, что один из «Томагауков», благодаря умелому технику А. И. Луневу, выполнил к тому времени 90 вылетов без каких-либо аварий! В январе полк смог выполнить 198 вылетов (334 летных часа), провел 11 воздушных боев, в которых было сбито 5 Bf 109, 1 Ju 88 и 1 Не 1112. Тут статистика открывает неожиданный факт — оказывается, «Томагауки» вполне успешно сражались с «Мессершмиттами»! Это подтверждали и доклады летчиков об обстоятельствах боев. Например, 18 января пара л-ты СВ. Левин и И.П. Левша провела бой с семью Bf 109, сбив два из них, и благополучно вернулась на свою базу. Избежало потерь и звено (3 самолета) л-та Е.Е. Лозового, которое 22 января в бою с 13 самолетами противника сбило 2 Bf 109Е. Всего за январь было потеряно 2 «Томагаука», и лишь один из них сбили «Мессершмитты», второй — на счету немецких зенитчиков.

Однако «Томагаукам» часто доставалось от своих — незнакомый самолет азартно обстреливали как истребители, так и зенитки. Обычно все обходилось десятком пробоин и извинениями, но под Новый год советская ПВО превзошла саму себя: «Томагаук» AN507 мл. л-та П.Г. Маза вначале атаковали пять И-16, а затем прицельно обстреляли зенитчики. В результате летчик с трудом совершил вынужденную посадку, во время которой был разбит мотор. Но даже после этого оказалось, что самолет подлежит ремонту.

И все же в основном потери происходили из-за отказов материальной части. Особенно часто подводили двигатели. Как правило, пилотам удавалось посадить самолет с неработающим мотором, но порой удача отворачивалась от них. Так, 17 февраля 1942 г. в результате отказа мотора на взлете разбился один из лучших летчиков полка ст. л-т С.Г. Ридный («Томагаук» АК325).

Несмотря на обилие аварий, общее впечатление пилотов 126-го ИАП от самолета оказалось хорошим. В «Томагауке» было именно то, чего недоставало отечественным истребителям. Если создатели советской техники добивались, прежде всего, высокой скорости и маневренности своих машин, а остальные качества считали как бы второстепенными, то разработчики Р-40 особое внимание обратили на такие «мелочи», как мощное вооружение (секундный залп 2-х крупнокалиберных и 4-х пулеметов винтовочного калибра был в 1,5 раза больше, чем даже у МиГ-3), защиту (38-мм лобовое бронестекло), устойчивую радиосвязь, хороший обзор с рабочего места летчика, фонарь с очень прозрачными стеклами3 и надежным аварийным сбросом, комфорт в просторной кабине, большую (до 1100 км) дальность полета. К тому же, отличавшийся высокой прочностью планер Р-40 чаще всего позволял летчикам при аварийных посадках остаться невредимыми. В руках опытных воздушных бойцов самолет оказался грозным оружием, хотя обладал недостаточными скоростью и маневренностью, уступая в этом и Bf 109Е, и «Якам», и «ЛаГГам». Недостатки машины компенсировались хорошей слетанностью звеньев и групповой тактикой, предусматривавшей эшелонирование по высоте. Потому и большинство побед в 126-м ИАП было групповым: на счету С.Г. Ридного (АН965) значилось 9 сбитых лично плюс 17 в группе, В.Г. Каменщикова — 7 10, В.М. Найденко — 5 11.4 Асами, одержавшими 5 и более побед, стали 12 пилотов. 31 летчик был награжден орденами и медалями за отличия в битве под Москвой.

В мае 1942 г. 126-й ИАП перевооружили на Р-40Е. После отступления немцев полк оказался в глубоком тылу и в спокойной обстановке до конца августа совмещал освоение «Киттихауков» с задачами ПВО Москвы и Подмосковья. В конце лета к ним добавилось эскортирование правительственных самолетов по маршруту Москва-Арзамас-Куйбышев.

Затем полк перебросили на наиболее опасный участок фронта — под Сталинград. 28 августа 126-й ИАП, сформированный по штату 015/174 (три эскадрильи), но располагая всего 18 самолетами (№№ 818-821, 830, 841, 842, 844, 979, 1014, 1018, 1027-1032, 11045) и 50% положенного технического состава, поступил в состав 268-й ИАД и разместился на аэродроме Солодовка. Положение под Сталинградом было тяжелым, и в этом аду хорошо подготовленный полк сгорел, как спичка — всего за неделю. Начало складывалось неплохо. 29 августа летчики сбили Bf 109R Ju 88 и FW 189 ценой потери одного Р-40Е, 30 августа — 5 Bf 109F и 5 Не 111 при потере 3 Р-40Е, на следующий день — 10 Bf 109R 1 Не 111 и 1 Ju 87 за 2 сбитых и 2 подбитых Р-40Е. Но перелом наступил уже 5 сентября. За два «Мессершмитта» и один Ju 88 пришлось заплатить четырьмя «Киттихауками»: два были уничтожены в бою и два столкнулись в воздухе. В тот день был сбит и тяжело ранен командир полка м-р В.М. Найденко. Оставшиеся в строю 4 самолета пришлось перевести на боевое дежурство над своим аэродромом.

Всего до 13 сентября 126-й ИАП выполнил 194 самолето-вылета, причем (редкий случай!) все сопровождались боями с противником. 163 вылета пришлось на сопровождение штурмовиков Ил-2. Летчики полка провели 29 групповых и 24 индивидуальных воздушных боя, в которых уничтожили 36 самолетов противника (23 Bf 109F, 6 Не 111, 3 Ju 88, 1 Bf 110, 1 Ju 87, 1 Hs 123 и 1 FW 189). Потери составили 13 самолетов, 7 летчиков не вернулись с боевых заданий и 5 получили ранения. 18 сентября полк отвели в тыл, где он был перевооружен на Ла-5 и в дальнейшем воевал только на советских типах самолетов.

О первом неудачном опыте боевого применения «Киттихауков» было доложено «на самый верх». В результате в письме Рузвельту от 7 октября 1942 г. Сталин дал самолету весьма не лестную оценку: «Следует иметь в виду, что самолеты «Киттихаук» не выдерживают борьбы с нынешними немецкими истребителями»...

Вторым в советских ВВС в бой на «Томагауках» вступил 154-й ИАП под командованием батальонного комиссара А.А. Матвеева. После переучивания в 27-м ЗАП и переформирования на штат 015/284 (2 эскадрильи, 20 самолетов) он 26 ноября 1941 г. убыл на Ленинградский фронт (аэродром Подборовье). В декабре к нему присоединился 159-й ИАП. Оба полка вошли в состав Восточной оперативной группы, прикрывавшей воздушный мост в осажденный Ленинград. Транспортные самолеты ПС-84 (Ли-2) перебрасывали в осажденный город продовольствие и другие грузы. Обратными рейсами вывозили женщин, детей, стариков, раненых. Люди садились в самолеты на глазах летчиков-истребителей, надеясь на их защиту, поэтому бои на трассе носили исключительно ожесточенный характер. Транспортники защищали до последней возможности, вплоть до таранов немецких истребителей. Летчики совершали настоящие чудеса. Так, 17 декабря 5 «Томагауков» над Ладожским озером отбили атаку на ПС-84 девяти Bf 109F, при этом ведущий к-н П.А. Покрышев (в будущем дважды ГСС) сбил одного из них. В тот же день командир эскадрильи П.А. Пилютов в одиночку прикрывал девятку ПС-84 и отразил нападение шести «Мессершмиттов», сбив два из них, хотя сам был подбит. А 23 января 1942 г. Пилютов после упорного 30-минутного боя сбил Bf 109F с бортовым номером «19». Взятый в плен немецкий пилот сообщил, что на его счету 59 побед...6

Из-за сравнительно не высокой интенсивности боевых действий зимой 1941-42 гг. потери 154-го и 159-го полков были небольшими. Поэтому начавшееся в марте перевооружение на Р-40Е проходило постепенно и прямо на фронте: ими просто заменяли сбитые «Томагауки». Например, 154-й ИАП на 12 марта имел 7 «Томагауков» и 7 «Киттихауков». Еще 5 «Томагауков» стояли без моторов. Но уже в мае картина изменилась — почти все самолеты выработали моторесурс! Поскольку запасные «Аллисоны» не поступали, а истребители требовались срочно, командир полка м-р А.А. Матвеев предложил устанавливать на Р-40Е ...советские двигатели М-105П и М-105Р! На 1-й авиаремонтной базе 13-й ВА таким образом переделали более 40 истребителей и заодно несколько машин переоборудовали в двухместные. Естественно, что установка менее мощного мотора привела к ухудшению характеристик самолета. Так, максимальная скорость Р-40Е с М-105П и винтом ВИШ-61П снизилась с 477 до 465 км/ч. Постепенно в полк стали поступать новые Р-40, поэтому переделанные самолеты поспешили передать в другую авиачасть — 196-й ИАП.

154-й ИАП воевал на Р-40Е до ноября 1942 г. С весны в основном выполнял задачи ПВО. Летом к ним добавились полеты на штурмовку и бомбометание — обычно подвешивали одну бомбу ФАБ-250 под фюзеляж. Наибольшие потери (6 «Киттихауков»; №№ 809, 842, 863, 866, 311, 1134) полк понес в сентябре. За боевые успехи 22 ноября 1942 г. 154-й ИАП был преобразован в 29-й гвардейский, а с декабря началось его перевооружение на Як-7Б.

Наиболее широко и интенсивно Р-40 применялись в Заполярье. Они начали поступать сюда с января 1942 г., когда «северные ворота» для ленд-лизовских конвоев пришлось перенести из Архангельска в незамерзающий на зиму порт Мурманск. Поскольку переброска на Крайний Север самолетов с советских заводов по ряду причин была затруднительной, то здесь имел место уникальный случай — пополнение советских ВВС возложили ...на западных союзников! До 95% поступавших в мурманский порт английских и американских самолетов зачислялись в действующие здесь части ВВС, ПВО и морской авиации. В 1942-43 гг. относительное количество иностранных истребителей достигало 80% общего состава.

Динамика поступления Р-40 в Мурманск следующая: 11 января 1942 г. (конвой PQ-7) — 4 самолета; 20 января (PQ-8) — 15; 10 февраля (PQ-9) — 2; 12 марта (PQ-12) — 44, а всего за 1942 г. — 272 «То-магаука» и «Киттихаука». В 1943 г. прибыло 108 Р-40 (с конвоями SW 52,54 и 55). Последние 111 «Киттихауков» были доставлены в мурманский порт с 29 февраля по 5 апреля 1944 г. конвоями SW 56, 57 и 587.

Номенклатура «Томагауков» включала 4 различные модели: MA, MB, Р-40С и даже экзотические P-40G. Последние были получены путем доработки первой модели Р-40: в августе 1941 г. 44 машины были возвращены на фирму Кертисс, где на них установили крылья от «Томагаука» ИВ с протектированными баками и 7,62-мм пулеметами, а также бронирование кабины пилота. Из США было получено 76 «Томагауков», в том числе 49 модели ИВ, 10 Р-40С и 17 P-40G (включая прототип XP-40G, на котором отрабатывался этот вариант модернизации). Из Великобритании в 1941 г. поступили 24 «Томагаука» IIА и 147 — модели IIВ.

Практически все «Томагауки» (даже отгружаемые непосредственно из США) и часть «Киттихауков» поступали «в счет английской поставки» — т.е. считались английским ленд-лизом, наряду с «Харрикейнами» и «Спитфайрами». Это объясняется тем, что Р-40 были заказаны в США для Королевских ВВС, но их массовые поставки начались, когда Битва за Англию была завершена, и RAF располагавшие достаточным числом более совершенных истребителей, охотно перенаправили Р-40 в СССР. Инициатором английского ленд-лиза выступил премьер-министр Уинстон Черчилль, причем еще до принятия аналогичного решения американцами. В одном из первых своих писем ИВ. Сталину, полученном 6 сентября 1941 г., он писал: «В первом абзаце Вашего послания Вы употребили слово «продать». Мы не смотрим на дело с этой точки зрения и никогда не думали об уплате. Было бы лучше, если бы всякая помощь, оказанная Вам нами, покоилась на той же самой базе товарищества, на какой построен американский закон о займе-аренде, то есть без формальных денежных расчетов».

Первым на Севере «Томагауки» получил 147-й ИАП. Поскольку боевые действия здесь носили позиционный характер, переучивание проходило прямо в оперативной зоне. Полк продолжал воевать на И-153, в перерывах между боями осваивая «Томагаук» IIВ и «Харрикейн» IIВ. Первые «Томагауки» поступили в начале декабря 1941 г. (АК295, 296 и 318), а к концу января 1942 г. переучивание было завершено. Освоение «Томагауков» проходило непросто: еще в декабре было разбито две машины (АК318 - пожар в воздухе, АК296 — сорвался в штопор). А первой боевой потерей на Севере стал АК295, который 1 февраля 1942 г. сбили в воздушном бою.

До конца апреля полк воевал на двух типах истребителей, причем, например, в 1-м и 3-м звеньях 2-й эскадрильи было по 2 «Томагаука» и 2 «Харрикейна». 1 апреля полк стал 20-м гвардейским ИАП, был переформирован на новый штат 015/134, к 1 мая сдал «Харрикейны» и в дополнение к имевшимся «Томагаукам» НВ (АК170, 180, 194, 202, 205, 263, 267, 306, 339, 344, AN473, AN483) получил Р-40Е (№№ 583, 586, 600, 664, 787, 789, 796, 810-814, 823, 824, 843, 849, 860, 1101, 1108).

В целом «Томагауки», как и «Киттихауки», летчикам понравились, особенно своей живучестью и дальностью полета. Прочность 5-лонжеронного крыла самолета стала легендарной после воздушного боя 8 апреля 1942 г., когда командир звена л-т Алексей Хлобыстов дважды таранил немецкие истребители!8 Первому «Мессершмитту» он отрубил хвостовое оперение на догонном курсе, второму — часть крыла на встречном, причем оба раза таранил правой консолью. «Мессершмитты» разбились, а «Томагаук» благополучно сел на своем аэродроме, и его успешно отремонтировали. Хлобыстов, у которого врачи не обнаружили даже царапин, был представлен к званию ГСС и получил денежную выплату в 2000 рублей за два уничтоженных вражеских истребителя.

Третий таран, совершенный Хлобыстовым 14 мая 1942 г., завершился длительным пребыванием в госпитале. Свой поврежденный в бою «Киттихаук» № 812 он направил на «Мессершмитт», который пытался его добить на встречном курсе. Спасла случайность — при ударе советского летчика выбросило из самолета... Вернувшись в строй, Хлобыстов продолжал воевать на Р-40. 13 декабря 1943 г. он на «Киттихауке» № 1134 вместе с напарником л-том Калегаевым (самолет № 1167) преследовал немецкий разведчик. Оба были сбиты его стрелком над вражеской территорией и в полк не вернулись.
Летчики 20-го ГИАП воевали на Р-40 до конца 1943 г., после чего получили «Аэрокобры» P-39N. Общие итоги за 1942-43 гг. не сохранились, известны лишь потери: 28 Р-40 разных моделей в 1942 г. и 26 — в 1943 г., из них 14 — в авариях и катастрофах, 35 сбиты в воздушных боях, 3 — зенитной артиллерией и 1 разбомблен на аэродроме. Судя по описаниям отдельных боев, сохранившимся в советских архивах, немцы понесли, по крайней мере, не меньший урон.

Из материалов допросов сбитых на Севере в 1942 г. немецких летчиков из II. и III./JG 5 (A. Jakobi, Н. Bodo, К. Philipp, W. Schumacher) следует, что они считали «Томагаук» серьезным противником (выше оценивали только «Аэрокобры» и собственные Bf 109F), а достаточно скромные успехи советских летчиков видели в приверженности к оборонительной тактике и недостаточно решительным атакам...

Вторым в Заполярье «Киттихауки» получил 19-й ГИАП. В начале апреля 1942 г. он был отведен в тыл на 100 км, на аэродром Африканда, где с 25 апреля сдал свои ЛаГГ-3, начав освоение «Аэрокобр» I и Р-40Е. Сборка и изучение новых самолетов проходили одновременно, причем лишь по документации на английском языке. К 15 мая весь летный состав (22 человека) овладел техникой пилотирования и после переформирования на штат 015/174 вошел в строй без единой аварии или поломки.

Боевые действия полк начал 17 мая 1942 г. с аэродрома Шонгуй, располагая 10 «Киттихауками» (2-я эскадрилья, №№ 1009, 1010, 1013, 1019, 1023, 1025, 1026, 1088, 1090, 1094) и 16 «Аэрокобрами» (1-я и 3-я эскадрильи). Летчики полка отличались активностью и агрессивностью в боях, так как здесь уже сформировалось ядро из опытных асов к-нов П.С. Кутахова (будущий дважды ГСС Главный маршал авиации и командующий ВВС СССР), ГСС ИВ. Бочкова, И.Д. Гайдаенко и др. Правда, они летали на «Аэрокобрах», но их пример заставлял активно действовать и пилотов «Киттихауков». Обычно при отражении налетов на Мурманск (до 60% всех боевых вылетов) «Аэрокобры» старались связать боем истребители сопровождения, а менее маневренные «Киттихауки» занимались бомбардировщиками. Однако к такой тактике пришли не сразу, и потому 28 мая потеряли сразу два Р-40Е (№№ 1019 и 1026). Более успешно сложился бой с «Мессершмиттами» 1 июня при сопровождении своих бомбардировщиков СБ, в котором сбили 6 немцев, потеряв два «китти» и одну «кобру». А 14 августа командир 2-й эскадрильи м-р А. Новожилов в паре с л-том Барсуковым подбили поплавковый гидросамолет и сбили два Bf 110.

19-й ГИАП воевал на Р-40 и Р-39 до осени 1943 г., затем полностью был перевооружен на P-39N и Q. Отдельная статистика по «Киттихаукам» не велась, и о боевых успехах можно судить лишь по общим показателям. С 22 июня 1941 г. по 31 декабря 1943 г. полк выполнил 7541 боевой вылет (5410 часов), сбил 56 Bf 109Е, 43 Bf 109F, 15 Bf 109G, 30 Bf 110, 7 Ju 88, 9 Ju 87,1 He 111,2 Do 215, 5 Hs 126 и 1 Fi 156. Потери составили 46 летчиков и 86 самолетов, в том числе — 16 «Киттихауков» (13 сбито в воздушных боях, 2 — зенитной артиллерией, 1 разбился в катастрофе). Наибольшие потери в Р-40 (11 машин) полк понес в 1942 г. Всего 19-й ГИАП получил 128 самолетов, из них 30 — «Киттихауков». Последний Р-40К (№ 1572), переоборудованный в двухместный, летал в качестве тренировочного до 2 сентября 1944 г. Интересно, что в этой авиачасти наблюдался самый низкий в советских ВВС процент небоевых потерь Р-40 — в 14 раз ниже, чем, например, в соседнем 20-м ГИАП.

На Карельском фронте на Р-40 воевали также 152-й и 760-й ИАП. Главной задачей этих полков было прикрытие с воздуха Кировской железной дороги, по которой ленд-лизовские грузы перевозились из Мурманска в центральные районы СССР. Немцы активно бомбили дорогу вплоть до лета 1944 г. Так, в январе-феврале было отмечено 26 налетов (участвовало 126 самолетов), в марте-апреле — 95 налетов (374 самолета).

Оба полка получили «Киттихауки» летом 1943 г. На 1 июня в 152-м ИАП числились №№ 426, 429, 569, 609, 699, 640, 644, а также двухместные учебные №№ 873 и 883, а в 760-м ИАП — соответственно №№ 752, 806, 1117, 1139 и 828, 831. Продолжая боевые действия на «Харрикейнах» и ЛаГГ-3, полки постепенно переучивались на Р-40. К 1 января 1944 г. «Киттихаук» стал основным типом: в 152-м ИАП насчитывалось 23 такие машины плюс 5 «Томагауков», «сброшенных» сюда гвардейскими полками, и 13 «Харрикейнов», в 760-м ИАП — 12 Р-40Е и 11 ЛаГГ-3. Эти полки последними в советских ВВС получили Р-40, но и воевали на них дольше всех — до 1 ноября 1944 г., т.е. до момента завершения боевых действий в Заполярье.

Громких успехов эти полки не достигли: летчики придерживались оборонительной тактики и обычно удовлетворялись тем, что просто отгоняли немецкие самолеты от охраняемых объектов. Утраты также были минимальны: до ноября 1944 г. в 152-м ИАП потеряли 3 Р-40Е в боях и 3 в авариях, в 760-м ИАП — 3 «Киттихаука» в боях. Интересно, что потери «Харрикейнов» и ЛаГГ-3 за тот же период были вдвое выше.

С 1944 г. 760-й ИАП был переключен на сопровождение Ил-2, и «Киттихауки» неплохо проявили себя в этой роли: большая дальность позволяла прикрывать штурмовики на всем маршруте, а маневренности вполне хватало для простого отражения атак. Стычки с FW 190А и Bf 109G завершались, как правило, со счетом 0:0.

Подготовкой пилотов для специфичного северного театра военных действий занимался 9-й отдельный учебно-тренировочный смешанный авиаполк (ОУТСАП). Среди прочих типов самолетов здесь всегда находились 2-3 двухместных учебных «Киттихаука» (например, №№ 825 и 856). По два двухместных Р-40 имел и каждый боевой полк: например, на 1 июня 1943 г. 152-й ИАП располагал №№ 873 и 883, а 760-й ИАП — №№ 828 и 831.

По документам 7-й ВА Карельского фронта, в ее частях максимальное количество Р-40 находилось на 1 июля 1943 г. и составляло 87 «Киттихауков», а также 9 «Томагауков». К 1 марта 1944 г. таких машин осталось 64 и 5 соответственно, и в дальнейшем количество Р-40 продолжало уменьшаться.


  1. Названия даны в соответствии с использованными в СССР (Прим. ред.).
  2. Здесь и далее данные взяты из архивных материалов полков без сопоставления с докладами о потерях с немецкой стороны.
  3. На одном из совещаний в 1942 г. Сталин лично распорядился делать оргстекло для советских самолетов по типу «Томагаука».
  4. Счета общие, с 22 июня 1941 г., так как данные о сбитых именно на Р-40 отсутствуют.
  5. Контрольные номера (c/w, company test numbers), не совпадавшие с серийными и заводскими.
  6. Очевидно, это командир I./JG.54 гауптман Franz Eckerle. Хотя дата и место боя по советским и немецким данным не совпадают.
  7. Все цифры — по результатам регистрации в советском порту.
  8. Первый таран на «Томагауке» был совершен против бомбардировщика 20 января 1941 г. Летчик 154-го ИАП к-н А.В. Чирков сбил таким образом Не 111.

Источник: “http://alternathistory.com/istrebiteli-p-40-v-sovetskoi-aviatsii-chast-1”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя